Дон Жуан: образ, своєрідність

44.”Дон Жуан”: образ, своєрідність

Д. Ж. – единственный во всей истории мировой культуры мифический герой, не заимствованный театром, а театром порожденный. Но в отличие от комедийных персонажей эпохи Возрождения, герой “Севильского озорника” ведет любовную игру, не ведая любви, во всяком случае той возвышающей, прекрасной любви, которая торжествовала в искусстве Ренессанса. Искусство барокко, которому близок “Севильский озорник”, раскрывает трагическую двойственность любовного чувства.

Поведение Д. Ж. может

показаться противоречивым: он смеется над женскими чувствами, но почти по-братски расположен к слуге Сганарелю, он безразличен к тому, что о нем говорят “в свете”, но бросается на помощь незнакомцу, попавшему в беду. Он дерзок и бесстрашен, но может и удрать от преследователей, переодевшись в костюм крестьянина.

Рисуя своего героя, Мольер как будто не слишком заботится о том, чтобы выставить его циничным монстром. Проказы Д. Ж. с женщинами, которые имеет возможность наблюдать читатель, не вызывают активного протеста, тем более негодования, напротив, заставляют дивиться галантной виртуозности любвеобильного

сеньора. Вдохновенные тирады героя во славу своих побед над женщинами заставляют видеть в нем скорее пылкого завоевателя, нежели холодного совратителя. Между тем кара небесная обрушивается на грешника, чьи вины так узнаваемы и так обыденны.

По-видимому, неумеренное и безответственное женолюбие Д. Ж. и его кощунственное лицемерие – только часть и следствие преступления, повлекшего за собой столь ужасающее наказание. Мольеровский Д. Ж. действительно принадлежит своему времени, и вина героя не может быть истолкована без учета приоритетных для эпохи идей, без анализа множества компонентов, слагающих духовный климат общества. “Дон Жуан” – одна из наиболее “барочных” пьес великого комедиографа.

“Дон Жуан”

Мольер обратился к необычайно популярной теме, впервые разработанной в Испании, – о развратнике, не знающем никаких преград в своем стремлении к удовольствиям. Мольер совершенно оригинально обработал эту известную тему, отказавшись от религиозно-нравственной трактовки образа главного героя. Впервые о Доне Жуане написал Тирсо де Молина, использовав народные источники, севильские хроники о доне Хуане Тенорио, Позднее эта тема привлекала внимание драматургов Италии и Франции, которые разрабатывали ее как легенду о нераскаявшемся грешнике, лишенную национальных и бытовых особенностей.

Его Дон Жуан – обычный светский человек, а события, с ним происходящие, обусловлены и свойствами его натуры, и бытовыми традициями, и социальными отношениями. Дон Жуан Мольера, которого с самого начала пьесы его слуга Сганарель определяет как величайшего из всех злодеев – это молодой смельчак, повеса, который не видит никаких преград для проявления своей порочной личности: он живет по принципу “все позволено”. Создавая своего Дон Жуана, Мольер обличал не распутство вообще, а безнравственность, присущую французскому аристократу XVII в. Сганарель, фигура многозначная (он и простоват, и проницательно умен), осуждает своего господина, хотя часто и любуется им.

Дон Жуан освободил себя от всякой нравственной ответственности. Он соблазняет женщин, губит чужие семьи, цинично норовит развратить всякого, с кем имеет дело. Отец Дон Жуана дон Луис пытается образумить сына, убеждая, что “звание дворянина нужно оправдать” личными “достоинствами и добрыми делами”.

Дон Жуана не исключает и подлинного философского вольномыслия: убежденный атеист, он пришел к подобным воззрениям через развитый, освобожденный от догм и запретов интеллект. “Дон Жуан” остается в целом классицистской комедией, главное назначение которой – борьба с человеческими пороками, постановка нравственных и социальных проблем, изображение обобщенных, типизированных характеров.

Філос. трактування: Главное для Д Ж, убежденного женолюба, – стремление к наслаждению. Мольер изобразил в Дон Жуане одного из тех светских вольнодумцев XVII в., которые оправдывали свое безнравственное поведение определенной философией: наслаждение они понимали как постоянное удовлетворение чувственных желаний. При этом они откровенно презирали церковь и религию.

Для Дон Жуана не существует загробной жизни, ада, рая. Он верит только в то, что дважды два – четыре. Притворство, маска благочестия, которую надевает Дон Жуан, – не более как выгодная тактика; она позволяет ему выпутаться из, казалось бы, безвыходных ситуаций; помириться с отцом, от которого он материально зависит, благополучно избежать дуэли с братом покинутой им Эльвиры.

Как и многие в его общественном кругу, он лишь принял вид порядочного человека. Вообще, Мольера уже давно привлекала тема лицемерия, которое он наблюдал повсюду в общественной жизни. В этой комедии Мольер обратился к наиболее распространенному в те времена виду лицемерия – религиозному. По собственным словам Дона Жуана, лицемерие стало “модным привилегированным пороком”, прикрывающим любые грехи, а модные пороки расцениваются как добродетели.

Мольер показывает всеобщий характер лицемерия, распространенного в разных сословиях и официально поощряемого. Причастна к нему и французская аристократия.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Дон Жуан: образ, своєрідність